Новости. События » Новости. События » Елена Шумаева: «Чайковский — мой композитор»

Елена Шумаева: «Чайковский — мой композитор»

В калужском Доме музыки прошёл концерт для игрушек. Ещё в августе Ника ТВ совместно с Домом музыки запустили благотворительную акцию. Калужан призывали помочь собрать нуждающихся детей в школу. Неравнодушные приносили игрушки и, главное, необходимые канцтовары.
Сегодня места в первом ряду, да и во всём партере занимают пушистый мамонт, рыжая лисичка и плюшевый медведь. Зрители, как и подобает, пришли заблаговременно. Чтобы слушать могли не только игрушки, на месте работала целая бригада операторов Ники ТВ. Три профессиональные камеры и передвижная телевизионная станция обеспечивали прямую трансляцию в социальные сети. Звукорежиссёр всё делал для того, чтобы дома у экрана можно было даже подпевать.
Со сцены с «Детскими песнями о главном» выступил муниципальный камерный хор. Для артистов это первый и очень долгожданный концерт за последние полгода, говорят, истосковались по сцене. Да и первый в жизни для такой необычной аудитории. После выступления канцтовары и игрушки, заряженные добром и музыкой, будут обработаны. Благотворительный фонд передаст их детям, оставшимся без попечения родителей или попавшим в трудную жизненную ситуацию. В начале нового учебного года это действительно нужно.
Ксения Баранцова, Алексей Григорьев, телекомпания Ника ТВ

Вечер, посвященный творчеству П.И.Чайковского, со дня рождения которого 7 мая 2020 года исполнилось 180 лет, пройдёт в Галерее Дома музыки 19 ноября. Мы встретились с солисткой Калужского Дома музыки Еленой Шумаевой и попросили рассказать об её отношении к великому композитору и предстоящем концерте. 

 

— Пётр Ильич в моей жизни с самого детства, с того времени как свернувшись клубочком (мне лет 5) сидела в кресле, а мама играла отрывки из «Детского альбома» и из «Времен года». Было это в Тарусе, частный дом, огромный старый «Аккорд» 50-х годов, звучащий как рояль... Это звуковое впечатление осталось со мной на всю жизнь. 

Чайковский, как мне представляется, очень схож со мной психологически: тема в вокальном произведении у Петра Ильича повторяется неоднократно, с помощью смены строфы. Строчки меняются, но мысль крутится, увеличивая эмоциональный накал, человек наполнен размышлением и переживанием и потом кульминация, как прорыв-протест, попытка выхода из захватившего чувства, а дальше либо просветление-освобождение, либо смирение... Романсы Петра Ильича разные, у некоторых есть яркий сюжет — повествование, целая сцена, как, например, в романсе «Корольки», есть романсы-зарисовки, как например, «Растворил я окно», но главными в его камерно-вокальном творчестве являются романсы-монологи, разговор человека с самим с собой, глубокие эмоциональные переживания.. 

Мне посчастливилось открыть для себя в этом году 12 сезон в Доме музыки и за эти годы к Чайковскому возвращалась бесконечно. Можно перепевать то, что было уже в репертуаре, и можно каждый раз учить что-то новое в программу. Композитор меняет певца, меняет его отношение к слову, к длинной вокальной фразе, и при исполнении его произведений каждый раз учишься и совершенствуешься, привносишь опыт прожитой жизни. И Елена Шумаева, которая пела несколько сезонов назад романс «Кабы знала я...», отличается от нынешней Елены Шумаевой большей выразительностью исполнения, потому что голос изменился, технически стал более совершенным. 

 

— А как складываются ваши отношения с оперным наследием П. И. Чайковского? 

— Оперу очень люблю. И «Письмо Татьяны» есть в моём репертуаре, и заключительная сцена из «Евгения Онегина». Естественно, арии из «Пиковой дамы», «Иоланты», на государственных экзаменах в консерватории была сцена из «Мазепы». Чайковский меня много лет по жизни сопровождает и мне когда-то так и говорили: «Это твой путь, твой формат — Пётр Ильич». Голос очень подходит. Он разноцветный, позволяет выразить разные состояния и помимо всего прочего — горячий темперамент. Ведь Чайковского невозможно рафинировано исполнять. Его можно просчитывать как инженер, зная его мысль музыкальную, зная опорные точки в произведении — начало, кульминация, репризы, зная как это происходит схематично, конструктивно. Но! Не обладая эмоциональной похожестью исполнять его невозможно! Во всяком случае я к такому выводу прихожу. 

 

— При исполнении оперы, наверное, больше шансов показать эмоции, переживания, чем при исполнении романса на концерте? 

— Тут, наверное, можно и поспорить. Есть певцы оперные, есть певцы камерные. Отношусь к камерным певицам. В чём различие? В сольном исполнении больше требований к актерского мастерству, к взаимодействию с залом. Ведь по сути дела,есть голос, воображение и интеллект артиста, выразительность мимики, нужный жест и сила обаяния, харизма, как теперь говорят. В театре есть труппа, партнеры, декорации, режиссёрские изыски. А на концерте ты должен каждые три-четыре-пять минут (обычно столько длятся романсы) менять маски. Иногда меня даже упрекают: «Как можно петь такой винегрет на концерте? Один стиль, потом другой?». А мне нравится: умение быстро перестроиться, создать театр одного актера. 

И, конечно, большое значение имеет более тесное партнёрство при создании камерных концертов. Наше счастье, что за роялем сидит Виктория Тантлевская, человек который бесконечно совершенствуется, работая с огромным количеством инструменталистов, с вокалистами, обладающими разными типами голосов и с разными типами мышления. За 10 лет совместной работы мы так научились понимать друг друга, что Виктория готова и первый, и пятый, и десятый вариант опробовать на репетиции, а на сцене отреагировать на совершенно иной поворот. Это удивительная сцепка пианиста и певца в камерной музыке, тончайшая ткань романса — вокальной строчки и партии фортепиано, чуткость певца и пианиста по отношении друг к другу. 

— Спасибо за беседу! Ждём всех на концерте «Слыхали ль вы...» 19 ноября! 

Беседовал Олег Перидриев 

p.s Прямо сейчас прибрести билеты можно здесь