Новости. События » Новости. События » Памяти Михаила Ромадина

Памяти Михаила Ромадина

   Начало 2012 года принесло печальную весть: после продолжительной болезни, в возрасте 72-х лет, ушел из жизни Михаил Николаевич Ромадин…
   Живописец, график, художник книги и кино. Народный художник России, Лауреат Государственной премии России, Почетный профессор ВГИК, член Национальной Академии Кинематографических Искусств и Наук «Россия». «Офицер» и «Почетный Доктор-Арт» Бельгийской Академии современного искусства AIAC с вручением «Золотой пальмовой ветви», «Почетный гражданин» городов Форт-Уорт и Тексаркана (США). Художник-постановщик фильмов «История Аси Клячиной». «Первый учитель», «Дворянское гнездо» и «История Аси Клячиной» (режиссер А. Кончаловский ), «Солярис» (режиссер А. Тарковский). Работы М. Ромадина представлены в Государственной Третьяковской Галерее и в Государственном Историческом Музее в Москве, в музеях Питера Людвига (Кельн, Аахен, Будапешт, Пекин), в Музее Зиммерли Раттгерс Университета (США), в музее «Дворец инвалидов» и в собрании ЮНЕСКО в Париже, во Дворце Наций в Женеве, а также во многих частных собраниях России и других стран мира.

     В этом списке скромное место занимает и Галерея Калужского Дома музыки:  нам посчастливилось дважды принимать у себя выставки Мастера. Незабываемый «Портрет в шляпе» - проект, основанный на великолепной коллекции М.Ромадина, включающей офорты Дюрера, работы старых мастеров; портреты кисти замечательного русского художника Николая Ромадина; и – великое множество графических листов и живописных произведений друзей, среди которых - Тонино Гуэрра, Рустам Хамдамов, Александр Васильев. Украшением экспозиции стали работы самого Михаила Ромадина, многие из которых были созданы в Венеции незадолго до выставки: на них изображена  жена художника, балерина Катя Шейн, его муза и любимая модель.

Вторым выставочным проектом, который нам посчастливилось воплотить (был ли он единственным, не знаю, но –первым в своем роде –точно!) стали «Джазовые акварели». Потрясающий знаток и ценитель джаза, Михаил Ромадин создал целую серию акварелей с натуры, в джазовых клубах и на концертах культовых американских музыкантов: Мерилин Волтен, Майлза Дейвиса, Рея Чарльза, Винтона Морсалиса. Невероятные по колориту, «звучащие» акварели М. Ромадина фантастическим образом вобрали в себя атмосферу, настроение, энергетику техасских джазовых клубов. Вернисаж был, естественно, джазовый, феерический: к музыкантам из группы «Jazzatov-Band» присоединился легендарный Анатолий Герасимов, уникальный- и универсальный – музыкант, давний друг художника. Вообще, само появление в Калуге Михаила Ромадина- было явлением уникальным! Его появление на вернисажах – неизменно красивого, праздничного, в сопровождении изысканной светской Кати, в окружении московских друзей, становилось камертоном выставки и задавало тон всему: и телевизионным репортажам, и журнальным статьям, и гостям выставки. Но запомнился и другой его образ: в рабочей одежде со следами краски, в бейсболке, за этюдником. Абсолютно отрешенный от всего внешнего и сосредоточенный на работе. Ему очень нравились калужские дома и музейные усадьбы: в одно очень жаркое калужское лето он провел здесь несколько дней, написав великолепные акварели, которые потом демонстрировались на выставке в Представительстве правительства Калужской области в Москве.

А еще помнятся послевернисажные посиделки в мастерских калужских художников. Остроумие и невероятная эрудиция, обаяние и жизнелюбие, такт и тонкий вкус Михаила Николаевича. Его собственная мастерская на Верхней Масловке, совершенно отдельная, сакраментальная тема: квинтэссенция интеллектуальной и творческой энергии, сгущение атомов труда и вдохновения двух мастеров –отца и сына Ромадиных. А еще – то, как он пел старинную казачью песню,- один, а-капелла, на открытии грандиозной выставки работ его отца, академика живописи. Великого русского пейзажиста, Николая Ромадина, в Академии Художеств…

И еще: Михаил Ромадин любил тему полетов. Дружил с космонавтами, создал свой –невероятный – Солярис, работая в качестве художника-постановщика на фильме Андрея Тарковского. Теперь эти часть этих эскизов хранится в Музее кино в Москве. А в Калуге –в Государственном музее истории космонавтики – есть подаренная автором масштабная живописная работа «Памяти погибших в Космосе». В книге «Хаммер», объединившей воспоминания художника, статьи,  рассказы  и  пьесы, есть такой эпизод: «Мы просмотрели отснятую нашими космонавтами во время полетов Землю, планеты, Солнце, Вселенную. Было немало удивлений. Например, тому, что из космоса совершенно не видно звезд, видны одни только планеты и Полярная звезда. Как будто Бог специально создал вокруг Земли атмосферу, чтобы она, как огромная линза, увеличила сияние звезд для нашей радости и удовлетворения всегдашнего человеческого любопытства. Я нарисовал эскиз с рукой, простертой в черное пространство бесконечности…» Наверно, теперь во Вселенной зажглась еще одна – далекая и яркая звезда по имени «Михаил Ромадин»… Хорошо видная с Земли, но - загадочная и непостижимая, как природа всякого истинного таланта.

Как в его любимом стихотворении, написанном  другом, Геннадием Шпаликовым:

Бывают крылья у художников,

Портных и железнодорожников,

Но лишь художники открыли,

Как прорастают эти крылья.

А прорастают они так-

Из ничего и ниоткуда.

Нет объяснения у чуда.

И я на это не мастак.